19:29 

Сен-Жюст и армия

EleonoreD
Хотя Луи-Антуан Сен-Жюст и не является военным деятелем Великой Французской революции, роль, которую он сыграл в организации обороны Франции во II году Республики, в создании боеспособной армии нового типа, была весьма значительна (могла бы сказать - неоспорима, - если бы она не оспоривалась некоторыми из его коллег!).
Те, кому интересен этот сюжет, могут найти в Рунете кое-какие весьма интересные материалы, к примеру, в библиотеке Vive Liberta:
- Альбер Собуль О миссии Сен-Жюста в Рейнскую армию (брюмер II года Республики) (1960). — статья с публикацией потрясающей силы человеческого документа - составленного Сен-Жюстом post-factum по памяти реестра его постановлений и посланий за первые три с половиной недели миссии в Рейнскую армию
- Лариса Морщихина. Военная деятельность Антуана Сен-Жюста - интернет-публикация 2000 г., достойная быть не только сетевой
- Рассказ Вилли Бределя Комиссар Рейнской армии (Новый мир, 1939, № 8) - к сожалению, в данный момент не доступен в этой библиотеке...

Еще одна статья:
- Чупрун Н.И. Сен-Жюст и организация обороны Франции в 1793 г. (1956) — на персональном сайте ее автора.

Сегодня добавляю к ним две статьи Анатолия Петровича Левандовского:
- «Свобода должна победить...» (Миссия Сен-Жюста в Эльзасе) // Человек и закон. 1981. № 9. С. 114-127
- Арденнская миссия Сен-Жюста // Вопросы истории. 1982. № 7. С. 115–121
(если ссылки сразу не откроются, обновите или повторите их)

И еще небольшой этюд:
Т.А. Черноверская.
Сен-Жюст в армии

Миссии Луи-Антуана Сен-Жюста к Рейнской и к Северной армии занимают особое место не только в его биографии, но и в истории Великой Французской революции: даже те, кто негативно относится как к самой этой революции, так и к Сен-Жюсту как одному из якобинских лидеров, не могут не признать высокую эффективность его деятельности с точки зрения организации обороны Франции в критический момент ее истории, его роль в изгнании врага с территории страны. Эта эффективность была обеспечена сочетанием мер политического, социально-экономического и военного характера, среди которых далеко не последнее место занимает непосредственная работа с личным составом армии — от генералов до рядовых. При этом Сен-Жюст, являясь представителем гражданской власти при сражающихся армиях, демонстрирует достаточно хорошую осведомленность в армейских делах.

Первые сведения об армейской жизни Сен-Жюст получил от своего отца, кавалерийского офицера, выслужившегося из рядовых в ордонансной роте герцога Беррийского и награжденного орденом Святого Людовика. Очевидно, именно из отцовских рассказов — то преклонение перед простым солдатом, что проявляется уже в его юношеской поэме «Органт», опубликованной в мае 1789 [8, p. 18–19], а также — стремление, вопреки воле матери, тоже вступить в военную службу. Стремлению этому не суждено было осуществиться. Однако уже в первые месяцы Революции, когда, вслед за Парижем, в провинции начинают формироваться подразделения Национальной гвардии, Сен-Жюст выступает одним из инициаторов создания такого отряда в Блеранкуре, затем, выбранный офицером, отправляется во главе своего отряда помогать в организации подобных подразделений в соседних городках, и в результате — делегируется в качестве почетного командира батальона Национальной гвардии дистрикта Шони департамента Эна для участия в Празднике Федерации в Париже 14 июля 1790, в первую годовщину падения Бастилии.

Следует напомнить, что Национальная гвардия, созданная 13 июля 1789 г. [2, с. 349–350], представляла собой гражданскую военизированную организацию, которая формировалась по принципу территориальной милиции, и в дальнейшем стала основой для формирования волонтерских батальонов действующей армии, в особенности с того времени как 11 июля 1792 г. Национальное собрание приняло декрет, провозгласивший «Отечество в опасности» [2, с. 355]. Не исключено, что мы могли бы вскоре увидеть Сен-Жюста среди молодых генералов, но месяц спустя произошли события, открывшие перед ним иную перспективу: 10 августа была свергнута монархия и объявлены выборы в Национальный конвент, и на момент начала этих выборов ему уже было требуемые 25 лет.

О стремлении Сен-Жюста найти свое место на политическом поприще свидетельствует не только его неудавшаяся попытка быть избранным в Законодательное собрание, но и опубликованный накануне выборов, в июне 1791 г. политический трактат «Дух Революции и Конституции во Франции». В этом трактате он затрагивает и вопросы, касающиеся как Национальной гвардии, так и регулярной армии. Солидаризируясь с предложением Дюбуа-Крансе от 12 декабря 1789 г., которое не было принято Учредительным собранием [2, с. 350–351], он предлагает реформировать линейные войска, введя для молодых людей обязательную четырехлетнюю военную службу, что позволит превратить армию «людей, которые дают себя убивать за деньги», в армию, где «любовь к отечеству станет гражданской страстью» [4, с. 213–214]. Еще одну важную мысль, высказанную в этом трактате, он будет отстаивать и позднее, став депутатом Конвента: «Регулярное войско, не подчиняющееся гражданским властям, невозможно сделать гражданами» [4, с. 245].

О том, что необходимо подчинить армию гражданским законам, гражданской власти он напоминает, и выступая 22 октября 1792 г. против создания специальной вооруженной силы для охраны Конвента, которая отделила бы депутатов от народа [4, с. 6], и в речи о полномочиях военного министра 28 января 1793 г, требуя, чтобы «общее руководство военными действиями» Конвент взял на себя, и «чтобы военный министр подчинялся непосредственно Национальному конвенту [4, с. 38–39]. В феврале 1793 г., в значительной мере благодаря энергичной и аргументированной поддержке Сен-Жюстом проекта Дюбуа-Крансе относительно слияния волонтерских батальонов с линейными [4, с. 39–42], Конвент принимает закон об «амальгаме» [2, с. 366–368], позволивший в достаточно короткий срок сформировать качественно новую боеспособную национальную армию. Летом 1793, до того как в Комитет общественного спасения был включен военный инженер Карно, Сен-Жюст занимается в нем военными вопросами, о чем свидетельствует найденная после Термидора в его бумагах записная книжка (была опубликована в мемуарах Бертрана Барера [7, p. 411–426]), в которой содержится подробнейшая аналитическая информация о положении на театрах военных действий, о состоянии некоторых армий, об их снабжении, и т.п.

Эти наблюдения нашли отражение в его докладе «О Революционном порядке управления» (10 октября 1793), где сформулированы общие соображения относительно как принципов военной стратегии республиканской армии, так и причин ее поражений и пороков в ее организации: «Во главе армий мало доблестных командиров, способных воодушевить солдат, внушить им любовь к славе, национальную гордость, уважение к дисциплине, которая является залогом победы … и сейчас еще можно упрекнуть офицеров в небрежении службой. Они плохо изучают искусство побеждать…» — и т.п. Тогда же он провозглашает и своего рода кодекс комиссара при армии: «Они должны быть отцами и друзьями солдат (Сен-Жюсту — 26 лет! — Т.Ч.). Они должны спать в палатках, присутствовать на военных учениях. Им не следует близко сходиться с генералами, дабы солдат, когда он к ним обращается, больше доверял их справедливости и беспристрастию. Днем и ночью они должны быть готовы выслушать солдата…», они должны «знать по возможности имена всех солдат; они должны преследовать всякую несправедливость, всякое злоупотребление, ибо дисциплине наших армий присущи многие пороки» [4, с. 99–101].
Этим кодексом автор доклада сам руководствовался позднее в ходе своих миссий к Рейнской и к Северной армиям.

В многообразии задач, которые решал Сен-Жюст во время этих миссий можно выделить те, что непосредственно касаются армии — ее командования, воинской дисциплины и снабжения, причем все они оказываются тесно увязаны между собой. Определенное недоверие, которое он питал в отношении генералитета, имело скорее институциональный, чем персональный характер: победоносный генерал, вышедший из-под контроля гражданских властей, представляет потенциальную опасность для Республики. Вероятно, эти опасения сыграли не последнюю роль в развитии отношений Сен-Жюста с генералом Гошем, чье неповиновение приказам Комитета привело к поражению под Кайзерслаутерном [6, с. 123–124; 4, с. 342; 1, 93–95]. В то же время его сотрудничество с Пишегрю или Журданом было вполне продуктивным.
Человеку гражданскому, и к тому же очень молодому, хотя и облеченному экстраординарными властными полномочиями, Сен-Жюсту для успешного выполнения возложенной на него миссии требовалось завоевать и личный авторитет — как среди солдат, так и среди высших офицеров. Вероятно, с этим связано и то, что во время своей первой миссии — к Рейнской армии — он неоднократно сам принимал непосредственное участие в боевых действиях, демонстрируя личное мужество и отвагу.

«F... мы довольны тобой, гражданин представитель; твой султан не дрогнул — мы следили за тобой. Ты добрый малый, но сознайся, что на этом редуте было жарко», — услышал он после битвы от старого гренадера [9, p. 257]. «Сен-Жюст, опоясанный шарфом народного представителя, в шляпе с трехцветным султаном, становился во главе республиканских эскадронов и бросался в схватку между митральезой и холодным оружием с беспечностью и пылкостью гусара...» — вспоминал его коллега Бодо [3, с. 52]. Однако позднее, во время миссий к Северной армии, он позволял себе уклоняться от такого участия, находясь на командных постах, — что дало основание другому его коллеге, Левассеру, поставить это мужество под сомнение [11, P. 230.].

Придавая большое значение силе примера [10], Сен-Жюст особенно строго подходит к нарушениям воинской дисциплины со стороны офицерского состава: арест, публичное разжалование, временный перевод в караульную службу [5, с. 305–306, 341]. — В то же время в отношении солдат и нижних чинов ставка делается на сознательную гражданскую дисциплину защитников Отечества. Сен-Жюст обращается к их мнению о своих товарищах и командирах при назначениях на офицерские должности [5, с. 300, 310, 328 и др.]; заботясь о нуждах армии в целом (обмундирование, продовольственное снабжение, забота о раненных), с вниманием относится и к инициативам, жалобам, пожеланиям каждого обратившегося к нему солдата. Сен-Жюст, без преувеличения, знал их по именам, о чем свидетельствует составленный им по памяти реестр постановлений, подписанных комиссарами Конвента с 1 по 24 брюмера II года, содержащий, помимо прочего, несколько десятков обращений к муниципалитетам различных коммун с требованием оказать помощь родным солдат-добровольцев, которые остались дома без защитника и кормильца [5, с. 303, 307–308, 351 и др.].

Все это способствовало росту боеспособности армий молодой Французской республики, а также тому, что итогом миссий Сен-Жюста стали внушительные военные победы: самая значимая среди них — битва при Флёрюсе 26 июня 1794, битва, после которой на протяжение двадцати лет почти непрерывных войн нога иноземного солдата не ступала на землю Франции.

______________________

1. Блан Л. История французской революции. Т. 10. — СПб.: Б. изд., 1909. — 416 с.
2. Документы истории Великой французской революции. Т. 1 / Под ред. А.В. Адо. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1990. — 528 с.
3. Ламартин А. Жирондисты. Историко-прагматическое исследование. Т. 4. — СПб.: Экспедиционно-комиссионное дело, 1911. — 395 с.
4. Сен-Жюст Л.А. Речи. Трактаты / Изд. подгот. А.В. Гордон (отв. ред.), О.С. Заботкина, Т.А. Черноверская. — СПб.: Наука, 1995. — 472 с.
5. Собуль А. О миссии Сен-Жюста в Рейнскую армию (брюмер II года Республики) // Собуль А. Из истории Великой буржуазной революции 1789–1794 гг. и революции 1848 г. во Франции. — М.: Изд-во иностр. лит., 1960. — С. 155–172, 287–371.
6. Чупрун Н.И. Сен-Жюст и организация обороны Франции в 1783 г. // Научные записки Днепропетровского гос. ун-та. — Т. — 56. — Вып. IV, — 1956. — С. 109–126.
7. Barère B. Mémoires de B. Barère, membre de la Constituante, de la Convention, du Comite de salut public, et de la Chambre des représentants. T. 4. — Paris: Jules Labitte, 1844. — 480 p.
8. Charmelot M.A. Saint-Just ou le chevalier Organt. — Paris:, 1957. — 95 p.
9. Fleury Ed. Saint-Just et la terreur. T. 2. — Paris: Didier, 1852. — 399 p.
10. Gross J.P. Saint-Just en mission: la naissance d'un mith // Actes du Colloque Saint-Just. — Paris: Société des études robespierristes, 1968. — P. 37–69.
11. Levasseur, R. Mémoires de R. Levasseur, (de la Sarthe) ex-conventionnel. T. 3. / Introd. F. Levasseur . — Paris: A. Levasseur, 1834. — VIII, 389 p.

URL
Комментарии
2016-08-27 в 04:30 

Miss_N
Ninette
Хорошая статья; как всегда, последовательно и доходчиво изложено.
Однако позднее, во время миссий к Северной армии, он позволял себе уклоняться от такого участия, находясь на командных постах, — что дало основание другому его коллеге, Левассеру, поставить это мужество под сомнение
Левассеру, видимо, хотелось показать, какой он крутой :D

2016-08-27 в 13:51 

тереза-с-севера
A small part of mankind had the courage to try to make man into. . . man. Well, the experiment was not successful.
Спасибо за "этюд"! С прошедшим - вас и Луи-Антуана

2016-08-27 в 20:24 

EleonoreD
Miss_N, тереза-с-севера, рада, что вас заинтересовало ;)

...ну а Левассёр... - что ж, Miss_N, Левассёр ведь записывал свои воспоминания уже глубоким стариком... - ну и - встречаются ведь люди, которые вполне на веру принимают Левассёровскую интерпретацию того, что так испугало Сен-Жюста в истории с выстрелившим карабином...

URL
2016-08-28 в 14:34 

Miss_N
Ninette
EleonoreD,
встречаются ведь люди, которые вполне на веру принимают Левассёровскую интерпретацию того, что так испугало Сен-Жюста в истории с выстрелившим карабином...
У Карлейля, например, Сен-Жюст очень робкий и трусливый )) Хотя тут принцип "ты виноват уж тем, что хочется мне кушать", наверное.

2016-08-29 в 06:21 

EleonoreD
Miss_N, ну что ж, писал Карлейль, когда мемуары Левассёра уже были опубликованы, а мемуары Бодо будут опубликованы еще только лет через сорок (а Ламартин, судя по всему, с ним встречался... - или видел у кого-то рукописи - Бодо дожил до 1837...)

URL
   

Дневник EleonoreD

главная